Кредо золинген: Solingen CREDO маникюрные наборы в интернет-магазине Созвездие Красоты

Содержание

Мистер Кредо – биография, фото, личная жизнь, новости, песни 2021

Биография

Композиции Мистера Кредо редко звучали в ротации радиоэфиров, а он сам весьма скептически относился к телевидению. Артист не жаловал прессу, а на сцене появлялся исключительно в черных очках и белой восточной арафатке.

Певец Мистер Кредо

Ему крайне долго удавалось скрывать настоящие имя и цвет глаз, окутывая ореолом таинственности свою персону. Но сегодня певца знают и любят многие.

Детство и юность

Махонин Александр (сценический псевдоним Mr. Credo) родился 22 ноября 1971 года в Украине, но еще в детстве с семьей переехал на Урал (Екатеринбург).

Несмотря на то, что парень с юных лет был увлечен музыкой (Александр являлся лидером группы «Аспект» с 1988 по 1990 годы), родители пытались сделать из нерадивого сына военного. В 1992 году юноша официально стал курсантом Пермского высшего военного командно-инженерного Краснознаменного училища ракетных войск стратегического назначения имени Маршала Советского Союза В. И. Чуйкова.

Мистер Кредо с родителями

Творческая биография певца начинается в 1993 году, когда он вместе с Сергеем Морозом создает группу «Кредо». Коллектив в мгновение ока находит свою аудиторию и с 1993 по 1994 годы выступает на всевозможных мероприятиях и концертных площадках.

Название группы совершенно не связано с латинским значением этого слова. Все куда прозаичнее: любимая девушка Саши обожала парфюм Credo латвийского бренда «Дзинтарс» и часто называла парня «мой мистер Кредо». Махонин привык к звучному псевдониму и перенес его из будничных реалий на сцену, а подруга стала супругой певца.

Мистер Кредо в детстве и юности

В раскрутку Мистера Кредо не вкладывались большие деньги. У юноши не было ни стартового капитала, ни продюсеров, ни спонсоров, но были хорошие друзья, которые и помогли осуществить мечту всей его жизни.

Музыка

Первый альбом в дискографии группы «Кредо» под названием «Гармония» был записан в 1995 году. В этом же году музыканты участвовали в съемках пилотного выпуска музыкальной передачи Табакова-младшего «Пилот».

Также они заняли первое место на конкурсе «10 баллов» и в довесок к победе получили «Приз зрительских симпатий». Через пару дней после конкурса воодушевленная команда снимает сразу два клипа на песни «Девочка танцует» и «Девочка-ночь».

Группа «Кредо» — «Девочка-ночь»

Распад группы «Кредо» произошел в 1996 году. После этого Александр сменил концепцию имиджа и перешел от танцевальной лирики к эклектическому жанру музыки – современному техно-рейву с элементами этно и Востока. В 1996 году свет увидели синглы «HSH-Bola» и «Давай лаве!».

Мистер Кредо — «Сегодня в белом танце кружимся» («Медляк»)

В том же году Махонин участвует в предвыборном туре «Голосуй или проиграешь!» Бориса Ельцина. По словам Александра, основным стимулом для выступления на концертах акции стал финансовый вопрос. Политическая составляющая тура его волновала в те годы меньше. Проект объединил популярных музыкантов того времени – группы «Браво», «Алису», «Дюну», «Чайф», певцов Леонида Агутина, Андрея Макаревича, Александра Буйнова и др. В этом же году Мистер Кредо в качестве приглашенного гостя выступает на концерте группы «Bad Boys Blue» в концертном зале «Космос». Гастрольные туры по Дальнему Востоку и ближнему зарубежью начались в 1997 году.

Мистер Кредо — «Клен»

В ходе записи скандального альбома «Fantasy» (1997 год) в проекте появляется джазовая певица Олеся Слукина (ее голосом прописаны женские партии двух альбомов Мистера Кредо – «Fantasy» и «Чудная долина»). Коренная жительница Екатеринбурга, она окончила музыкальное училище им. Петра Чайковского, попала в труппу Театра Эстрады. Олеся неоднократно становилась лауреатом всероссийских и международных музыкальных конкурсов в категории «эстрадный вокал». Вместе с Мистером Кредо и Олесей Слукиной в те годы на концертах выступал небольшой коллектив музыканта – танцевальная пара Слава и Надя.

О популярности альбома «Fantasy» свидетельствовали и масштабные продажи официальных дисков, число которых достигло 3 млн копий. Такого экономического успеха в те годы, по словам Мистера Кредо, не достигали ни «Агата Кристи», ни Филипп Киркоров.

Мистер Кредо — «Мама Азия»

В 1997 году в свет также вышли такие хиты, как «Мама Азия», «Ламбада», «Сирота», «Техномафия», «Снег». Через год на песни «Мама Азия» и «Коза Ностра» в Арабских Эмиратах были сняты клипы. Интерес к восточной тематике Александр Махонин объясняет тем, что он, как акын, поет о том, что видит. А в 90-е годы в Екатеринбург из бывших республик Советского Союза стали массово переезжать представители кавказских и среднеазиатских национальностей, с которыми Александр нередко встречался в неформальной обстановке.

К тому же Мистеру Кредо всегда была близка музыка Боки Бакинского, который открыл слушателю кавказский шансон.

Запись и выход альбома «Золотое время» происходит в 1998 году. В это же время «рождается» народный хит – «Воздушный шар». В 1999-м началась работа над диском «Чудная Долина», а в 2002-м состоялся его выход.

Мистер Кредо — «Чудная долина»

В 2004 году певец переехал в Москву и записал альбом «Нувориш». В 2005-м в прокат вышел художественный фильм Рано Кубаевой «Чудная долина», заглавным треком к которому стала одноименная песня Мистера Кредо. В саундтреке к картине также используются фрагменты синглов «Мама Азия» и «Плачет Азия».

В 2005 году песня «Mедляк» попадает в ротацию «Русского Радио» и держится в хит-параде «Золотого Граммофона» 27 недель. 25 ноября 2006 года Мистера Кредо награждают за песню «Белый танец», и артист участвует в гала-концерте «Золотого Граммофона» в Кремле, Алматы и Санкт–Петербурге.

Мистер Кредо на концерте

Основание «Продюсерского центра «Мистера Кредо» и рекорд лейбла «SANABIS records» пришлись на 2006 год.

В следующем году произошла запись песен «К.Л.Е.Н.», «Мимоза» и их премьера на «Русском Радио», а в 2008-м вышел альбом «Шоколад». Музыкальные композиции нового диска отвечали запросам форматной музыки и стали пользоваться успехом на радиостанции, но на родине музыканта и в Татарстане публика их принимала хуже, чем первые работы артиста.

Мистер Кредо

В последующие годы Александр радовал поклонников своего творчества треками «Голубые глаза», «Синяя яма» и «Город Грозный». Вместе с исполнителем по имени Шер-Хан Мистер Кредо записал композиции «Война», «Ангел мой», «Друзья» и др. Неравнодушный к обстановке на Майдане певец в 2015 году создает трек «После Майдана» в поддержку ополчения Донбасса.

Мистер Кредо в 2017 году

Артист намеренно не занимался рекламой своего творчества и самопиаром, поэтому вокруг его личности всегда ходило много слухов. Александру приписывали безвременную кончину, позднее утверждалось, что вместо Махонина на сцену выходит другой человек. Но все эти домыслы оказались недостоверными. Первое время после переезда в Москву о Мистере Кредо столичная публика практически ничего не знала. Спустя два года средства массовой информации стали проявлять к артисту интерес. Александр Махонин стал гостем передач Первого канала, телеканала «Россия», появился в студии «Камеди Клаба».

Личная жизнь

О личной жизни артиста, как и о его персоне, известно крайне мало. Пресса никогда не писала о романах именитого певца, и сам он в интервью избегает этой темы, но, судя по отсутствующей в CМИ информации, интрижек со звездами шоу-бизнеса у исполнителя никогда не было.

Мистер Кредо без очков

Только однажды Мистеру Кредо задали вопрос, касающейся его жизни вне сцены. В 2012 году на ток-шоу «Личное мнение» с Евгенией Скорзниковой импозантный мужчина не смог проигнорировать вопрос ведущей и слегка приоткрыл завесу тайны.

Александр подтвердил информацию о том, что у него есть сын Арсений. Мальчик родился в 1995 году. В то время артисту приходилось жить в одной квартире с родителями, женой Натальей и новорожденным.

Мистер Кредо и Олеся Слукина

Сына музыканта природа щедро наградила не только внешними, но и вокальными данными. В связи с чем любящий отец уже записал для юного дарования трек и в будущем планирует продвигать чадо за рубежом как европейский проект. Выбор пал на Европу по причине того, что сам Махонин обожает Германию, Чехию и Амстердам.

Мистер Кредо сейчас

Сейчас Мистер Кредо со своими хитами «на все времена» продолжает гастролировать по стране и выступать на всевозможных корпоративах.

Мистер Кредо — «Вася Бриллиант»

Также исполнитель периодически выкладывает в Сеть новые песни. Так, в мае 2017 года в официальной группе во «ВКонтакте» был опубликован трек под названием «Вася Бриллиант». Композиция посвящена легенде криминального мира – Василию Бабушкину. Информацию и фото из «ВКонтакте» артист дублирует на официальном аккаунте в «Инстаграме».

Mr.Credo — «Чуйская долина» 2018

Поклонники надеются, что после перерыва Александр соберется с силами и выпустит в свет новый альбом, который надолго запомнится всем. Но в 2018 году артист сделал пока только новую аранжировку песни «Чуйская долина».

Дискография

  • 1997 — «Fantasy»
  • 1998 — «Золотое время»
  • 2002 — «Чудная долина»
  • 2004 — «Стаи белых лебедей»
  • 2004 — «Нувориш»
  • 2008 — «Шоколад»

Тогда-сейчас. Как сложилась жизнь загадочного Mr.Credo

VEASY решили узнать, как сложилась жизнь известного исполнителя песен Mr. Credo, чем он занимается сейчас.

Все нам известен Mr.Credo, настоящее имя которого Александр Махонин по его популярным песням «Чудная долина», которые пользовались большой популярностью в 90-е годы.

Махонин родился на Украине, сейчас певцу 46 лет.

Псевдоним Mr.Credo возник случайно, его девушка пользовалась духами «Кредо» и однажды назвала его – «Мой мистер Кредо», ему это приглянулось, и вскоре взял его как творческое имя.

С детства Александр увлекался музыкой, писал песни. Но родители были против этого увлечения и мечтали, что их сын станет военным.

Свою карьеру начинал с работы ведущим на мероприятиях, выступал с собственными песнями. В конце 90-х он организовал музыкальную группу «Кредо», они стали выпускать клипы, которые транслировали на телевидении.

Группа просуществовала 7 лет и после распада, Mr.Credo стал выступать сольно. Он выпустил альбомы, музыкальные диски. В 2002 году вышла легендарная песня и клип «Чудная долина».

Таинственный образ певца был узнаваем по черным очкам и белой арафатке.

С середины 2000-х Александр не скрывает свое лицо, появляется на различных передачах и шоу.

Махонин не женат, но у него растет сын, которому уже 24 года. Арсений родился от той самой девушки Наташи, которая придумала псевдоним артисту.

Молодой человек окончил экономический, планирует пойти по стопам отца и связать жизнь с шоу-бизнесом. Уже сделаны первые шаги к этому, Арсений записал песню вместе с известным отцом.

Mr.Credo сейчас продолжает выпускать песни, гастролирует с концертами по городам. Также выступает на свадьбах, корпоративах и поет в ресторанах, не скрывая этого. Александр живет в Подмосковье. В будущем планирует выпустить собственную линейку одежды.

ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО МИРОСЛАВА ЗИКМУНДА

Я немного улучшил теорему Пифагора, сформулировав вместо нее теорему Зикмунда: жизнь — это точная сумма случайностей. План — это одно дело, а искусство использовать представившиеся возможности — совсем другое.

Мирослав Зикмунд. Из интервью Reflex.cz 15 февраля 2017 г.

Три тома «Африки грез и действительности» Йиржи Ганзелки и Мирослава Зикмунда с обложками кирпичного цвета были настольными книгами моего детства. На полке они соседствовали с Марком Твеном, Жюлем Верном, Майн Ридом и другой приключенческой литературой. Но если романные сюжеты, даже самые захватывающие, были все же вымышленными, то рассказ чехословацких путешественников об их странствиях по африканскому континенту, снабженный многочисленными фотографиями, не оставлял сомнений: это реальность. Правда, в то время эта реальность, как и сама возможность путешествий в дальние страны, представлялась совершенно фантастической. И уж тем более невероятной казалась встреча с легендарными путешественниками. Но прошли десятилетия, изменился мир и наше место в нем. Уже в Праге меня представили Мирославу Зикмунду — высокому, улыбчивому и подтянутому, несмотря на солидный возраст, мужчине с сияющими голубыми глазами, о котором мне сразу захотелось узнать как можно больше.

 

Уметь мечтать

Вряд ли возможно в короткой статье рассказать о жизни человека, которому довелось наблюдать историю ХХ века и вступление планеты в новое тысячелетие, который объехал почти весь свет, встречался со многими великими современниками и сам занимает 114 строчку в почетном списке выдающихся чехов всех времен.

Мирослав Зикмунд, родившийся 14 февраля 1919 года, стал почти ровесником независимого чехословацкого государства и со свойственным ему юмором говорит, что «всю жизнь считает его своим старшим братом». За плечами Зикмунда мировая война, оккупация, приход к власти коммунистов, конец колониальной системы, Пражская весна, вторжение советских войск, жесткий период нормализации и опала, Бархатная революция и победа демократии. А параллельно с этим — многие тысячи километров дорог, сотни репортажей, фотографий, десятки фильмов, книг, интервью… Все вместе сформировало человека с твердыми жизненными принципами, независимым взглядом на происходящее и великолепным чувством юмора. Рассказать об этих сторонах личности Мирослава Зикмунда не менее важно и интересно, чем об их с Йиржи Ганзелкой путешествиях, о которых и так написаны тома.

Мечта о дальних странствиях появилась у него вовсе не в раннем детстве, как не раз он честно признавался, несмотря на соблазн заявить журналистам, что тягу к путешествиям ощутил чуть ли не в младенчестве. Мирослав хотел стать судебным стенографистом. И однажды ему удалось приблизиться к осуществлению своей детской мечты: после окончания войны Зикмунд лично участвовал в судебном процессе над одним из руководителей Протектората Богемии и Моравии, видным деятелем нацистской Судетской партии Карлом Генрихом Франком.

Военные годы оказались испытанием и для моральных устоев, и для физических сил. После закрытия высших учебных заведений никакой работы, кроме забойщика скота на пльзеньской скотобойне, ему долго не удавалось получить. Лишь к концу войны нашлось место бухгалтера в Uniexport — одном из пражских кооперативных союзов, специализировавшемся на заготовках мяса, жиров и яиц. И вот опять загадочная случайность: главная контора располагалась на той самой улице Opletalova, с которой несколько лет спустя начнется их с Ганзелкой первое большое путешествие.

Осознанное желание повидать мир пришло к Зикмунду в юности вместе с пониманием, что за этим намерением стоит не просто любопытство, а стремление узнать то, что еще никому неизвестно, собственными глазами увидеть, как все происходит на самом деле. Именно эта жажда открытий и двигала его вперед всю жизнь.

Свои первые опыты путешествий Мирослав помнит прекрасно: когда ему было девять лет и он учился в четвертом классе, они с отцом отправились из Пльзени в местечко Ланы, где располагалась загородная резиденция президента Т. Г. Масарика, чтобы поздравить главу государства с десятилетием республики. В семнадцатилетнем возрасте он со старшим братом поехал поездом в Подкарпатскую Русь. Надо сказать, что работа их отца машинистом на железной дороге имела свои преимущества: льготные билеты давали возможность членам семьи ездить по стране. Вероятно, это тоже можно отнести к числу случайностей, предопределивших судьбу автора «теоремы Зикмунда».

 

Уметь дружить

Встреча Мирослава Зикмунда с Йиржи Ганзелкой тоже вполне вписывается в концепцию судьбоносных случайностей. Единомышленники и будущие друзья на всю жизнь буквально столкнулись на ступенях Пражской высшей экономической школы, куда оба поступили в 1938 году. Столкнулись, познакомились и, как рассказывали потом, сразу заговорили о путешествиях, о своих мечтах обойти вокруг света под парусом. При этом, даже будучи безграничными романтиками в душе, они рассуждали здраво и прекрасно понимали, что никто не будет финансировать их проекты, просто чтобы доставить им удовольствие. По воспоминаниям Мирослава Зикмунда, именно размышления о финансовом обеспечении будущих путешествий заставили их обоих остановить свой профессиональный выбор на учебном заведении экономического профиля.

Вторым важным условием успеха молодые люди, мечтавшие объехать весь мир, считали знание иностранных языков и подошли к их изучению основательно. Зикмунд еще в гимназии начал изучать английский и французский, затем к ним добавились русский, испанский, голландский, немецкий и арабский. В сочетании с суахили, который учил Ганзелка, грезивший в первую очередь об Африке, их языковый арсенал был весьма впечатляющим. Высокий уровень знаний позволил Зикмунду в конце войны выступать официальным переводчиком представителей армий США и СССР, когда они встретились в освобожденной Пльзени.

Разработку амбициозного проекта под лаконичным названием «Пять» (по числу континентов, которые они намеревались посетить) Мирослав и Йиржи начали почти сразу после знакомства, но война и оккупация сделали его осуществление совершенно нереальным. Однако молодые люди не отступили: они составляли подробнейшие, по дням расписанные планы путешествия, перерисовывали карты, изучали историю и социально-экономические особенности территорий на своем пути. Много внимания уделялось природным условиям и климату: уточнялись среднегодовые температуры и уровень осадков в каждой стране. Это была утомительная и не слишком интересная работа, но они оба знали, что тщательная подготовка потом непременно окупится. А когда появлялась возможность, они предпринимали непродолжительные тренировочные вылазки и даже написали первые путевые заметки «Рассвет над горизонтом» (1944) по итогам поездки в Альпы.

Но самое главное — Зикмунд и Ганзелка поверили друг в друга и стали настоящими друзьями, что со временем послужило залогом успешности их многолетних совместных странствий по миру. Никто не устраивал им обязательных сейчас тестов на психологическую совместимость, хотя длительное сосуществование вдвоем в замкнутом пространстве автомобиля и отсутствие полноценной коммуникации с другими людьми ставили их в условия, которые мало чем отличаются от пребывания на подводной лодке или космической станции. Всегда ли все было гладко в их отношениях? Разумеется, нет. Они спорили, даже ссорились, но находили компромиссное решение, иначе их маленькой команды просто не было бы. Конечно, случались эпизоды, о которых Зикмунд до сих пор вспоминает со смехом. Например, во время поездки по странам Латинской Америки он завидовал вниманию, которое местные девушки оказывали его другу. Те не сводили глаз с кудрявого блондина Йиржи, а синеглазый брюнет Мирослав явно пользовался меньшей популярностью.

После смерти Ганзелки в 2003 году не было ни одного интервью, ни одного выступления, в котором Зикмунд не вспомнил бы о своем друге, не упомянул бы его имя. На церемонии присуждения звания почетного доктора Злинского университета, что, по словам 95-летнего номинанта, стало для него третьим по значимости событием после ночевки в пирамиде Хеопса и присутствии при зарождении вулкана, Мирослав сказал, что хотел бы разделить эту честь с Йиркой. Недаром их отношения он называет «шестьюдесятью годами дружбы в жизни и смерти». Она росла и крепла в опасных ситуациях, которых на дорогах их поджидало множество. Не будучи религиозным человеком, Мирослав признавался, что в таких случаях не взывал к богу, которого, по его убеждению, мы носим в себе, не молился, а полагался только на себя и на Йиржи. Отвечая же на частые вопросы журналистов, представляет ли он кого-то на месте Ганзелки, всегда отвечал — нет, никого и никогда. И не только в путешествиях.

Йиржи Ганзелка неизменно находился среди истинных друзей и единомышленников, собиравшихся в доме Мирослава Зикмунда, чтобы отметить его и свои дни рождения особым ритуалом — «на шкуре». Этот сувенир — шкура бурого медведя, подарок камчатского охотника, привезенный из поездки по СССР — стал не просто «ковриком у камина», а своего рода трибуной. Во времена двадцатилетнего периода нормализации на ней сиживали такие же политические диссиденты, как и сами H+Z: писатели, художники, артисты. Тот, у кого был день рождения, преклонял на шкуре колени и принимал поздравления. Здесь велись самые задушевные разговоры, звучали самые резкие критические высказывания в адрес режима и советской оккупации. «Это братство, эта уверенность в том, что мы можем доверять друг другу, не забудутся никогда», — говорит Зикмунд. Они с Ганзелкой оказались в опале (служба госбезопасности Чехословакии включила Мирослава Зикмунда с число лиц «в высшей степени опасных»), были отлучены от любимого дела, лишены возможности свободно говорить, писать и публиковаться — и встали спиной к спине, защищая и поддерживая друг друга.

 

Уметь удивляться

Вернувшись из первого путешествия, они даже поселились рядом, в так полюбившемся Зикмунду Злине. С этим городом у него сложились особые отношения, которые он сам называл любовью с первого взгляда. Оказавшись там впервые, девятнадцатилетний Мирослав был потрясен: это был другой мир, не Чехословакия, а Америка. Перед его глазами открылся красивый, молодой, бурлящий жизнью город, совершенно непохожий на Пльзень, где он родился и вырос. Его поражало все: оживленные толпы людей, выходящих с обувной фабрики Томаша Бати и направлявшихся кто в кинотеатр, где билет стоил одну крону, кто ужинать за пять крон. Реклама продукции на стенах домов поражала продуманностью слоганов, Зикмунд даже переписал их в свою записную книжку, и они сохранились до сих пор. На выставке в Доме искусств экспонаты из области физики, химии, новых технологий можно было потрогать. Эти юношеские эмоции и восхищение предпринимательским талантом, новаторством и социальной политикой семейства обувных фабрикантов сохранились на всю жизнь. Как и любимый дом — бывшая вилла, построенная Яном Антонином Батей для первого злинского гетмана. И хотя, по мнению выдающегося путешественника, город во многом утратил то, что сегодня принято называть драйвом, воспоминания о том первом впечатлении до сих пор греют ему сердце. Надо уметь удивляться!

Не потому ли умело и с энтузиазмом использующий современные технологии и гаджеты Мирослав Зикмунд не в восторге от их вторжения в романтику странствий. По его мнению, обозначенные на картах Google отели в отдаленных уголках королевства Бутана или африканской сельве лишают путешественников радости неожиданных открытий, не дают возможности почувствовать новизну и непредсказуемость того, что ожидает их в конце долгого дня пути. «Хорошо, что мы с Йиркой родились в доинтернетовую эпоху», — шутит он. Трудно удивить того, кто отправляется в поездку, вооружившись подробными путеводителями и загрузив детальные карты в смартфон с GPS. А Зикмунду и Ганзелке на первых порах приходилось довольствоваться в лучшем случае теми набросками, что привозили из поездок представители чехословацких фирм. Их перерисовывали от руки, корректировали, вносили дополнения. Но все равно удивительное, случайное, даже опасное могло ожидать их за каждым поворотом. И, по признанию Зикмунда, им это нравилось.

 

Уметь заботиться о репутации

Мирослав Зикмунд был и остается тружеником. Он убежден, что ничто не может быть получено даром, все, что дается тебе, требует отдачи, честной работы и ответной благодарности.

…Едва закончилась война и возобновились занятия в институте, молодые люди вернулись к своей идее масштабного путешествия. Их решение обратиться прямо к генеральному директору автомобильного завода Tatra выглядело одновременно и наивным, и дерзким, тем более что ни рекомендаций, ни личных связей в руководстве у них не было. Узнав у вахтера на проходной имя директора, Зикмунд и Ганзелка смело отправились в начальственный кабинет и с порога выложили его хозяину годами разрабатывавшийся подробный план поездки с картами, схемами и пр. Более пятисот страниц документов в толстой папке предваряли просьбу предоставить им машину. Затем следовало обещание, что путешествие на ней станет лучшей рекламой чехословацкому автомобилестроению, чьи вполне достойные позиции в мире были подорваны войной. Мирослав вспоминал: «Он нам сказал, что такие, как мы, приходят почти каждый день и говорят: „Дайте бесплатно машину“, но только по нам видно, что мы по-настоящему готовились, и чувствуется, что мы не аферисты». Надо сказать, свое обещание молодые люди выполнили: заявки на машины Tatra из стран, по которым они проехали, даже превысили возможности производственных мощностей завода.

Отправляясь в свое первое путешествие, помимо автомобиля Tatra 87 и разрешения на поездку молодые люди получили грант Министерства информации (по сути дела, это был кредит Национального банка) на сумму 400 000 крон (в настоящее время — около 80 000 крон). 22 апреля 1947 года они покидали Прагу мало кому известными искателями приключений, чуть ли не авантюристами, а вернулись через пять с половиной лет национальными героями. Но им и в голову не пришло не вернуть эти деньги, воспользовавшись славой. Весь кредит с процентами был выплачен путешественниками с гонораров за репортажи, отчеты, фильмы, фотографии и с доходов от авторских прав на их книги.

Когда Зикмунда спрашивают, как он относится к спонсорству, он тверд и непреклонен: средства, вложенные в чьи-либо путешествия человеком или организацией, должны быть в той или иной форме возвращены. Удовлетворять свое любопытство и страсть к приключениям за чужой счет он считает недостойным.

 

Уметь рисковать

По словам Мирослава Зикмунда, несмотря на то, что большинство стран Африки времен их путешествий еще оставались колониями, «это был спокойный континент. <…> Я убежден, что наш путь из Касабланки в Южную Африку больше никто никогда не пройдет. Посмотрите, что происходит сегодня в Алжире, Южном Судане, Сомали — всюду гражданская война, религиозные фанатики, вооруженные повстанцы, все с калашниковыми, готовыми к стрельбе без предупреждения».

И все же многие тысячи километров, преодоленные Зикмундом и Ганзелкой, были непрекращающейся «зоной риска», где помимо чисто физических угроз их подстерегали и опасности иного рода. Оба серьезно рисковали, когда писали правдивый «Специальный отчет № 4» о поездке по Советскому Союзу и отправляли его Брежневу. «Мы думали, что наши наблюдения дадут властям в Москве и Праге материал для раздумий и действий, но вникать в них Брежнев не захотел. Он передал отчет подчиненным, а те оценили его как антисоветчину — самый большой грех в те времена. <…> Высказать тогда критические замечания о Советском Союзе значило подписать себе приговор. С тех пор доступ в СССР нам закрыли», — вспоминает Зикмунд. Вновь он оказался в России только в 1996 году.

Он рисковал, когда по возвращении на родину в 1968 году прямо назвал «братскую помощь» оккупацией Чехословакии, когда по-русски обратился из студии злинского радио к советскому руководству, видным ученым и деятелям культуры СССР. «Это была эмоциональная речь, где я требовал от Брежнева, чтобы он прекратил оккупацию, если хочет спасти свою репутацию; если он не хочет вырыть себе могилу и не хочет унижать Чехословакию, пусть лучше немедленно покинет страну». Но в результате отлученным от нормальной жизни, работы и как в клетке запертым в своей стране оказался сам Мирослав Зикмунд.

Он не боится рисковать и сейчас, выступая с парадоксальными и не всегда удобными для многих заявлениями, отражающими его взгляды на нынешнее положение в мире. Зикмунд считает, что церковь принесла многим неевропейским обществам больше вреда, чем пользы, и при этом так и не нашла в себе мужества покаяться за многочисленные человеческие жертвы. Он полагает, что глобализация грозит разрушением тем уголкам планеты, где народы сохранили первобытный уклад, и потому не считает нужным развивать в этих регионах массовый туризм. Он не приветствует отказ от физической активности в пользу транспорта, а также повсеместное внедрение высоких технологий в жизнь, особенно в жизнь детей и подростков, которые с головой уходят в виртуальные миры. У него даже есть свое апокалиптическое видение будущего: бесконечная плотная вереница машин, стоящих в гигантской пробке, а за рулем люди с атрофировавшимися ногами и гигантским головами. Один из них в изнеможении роняет голову на руль, и звучит автомобильный гудок — погребальный колокол по человечеству.

Но эта картина совершенно не вяжется с образом сегодняшнего Мирослава Зикмунда, который встречает столетний юбилей с гордой выправкой и неизменной улыбкой. И как он сам сказал в интервью ровно год назад: «Мне незнакомо слово пенсия. Если всю жизнь вы были человеком свободной профессии, которая все еще заставляет вас думать и творить, у вас не получится просто сидеть дома и ничего не делать. Усесться в качалке у телевизора — это начало конца. Если я не хочу писать (а это происходит все чаще и чаще в последнее время), я отправляюсь к пяти своим лучшим друзьям, которые никогда не откажутся со мной поработать. Их зовут коса, грабли, вилы, ведро и лопата. Они и держат меня в форме».

 

Литература

Zikmund M., Horký P., Náplava M., Kroc V. Století Miroslava Zikmunda. Brno, 2017

Emmert F. Zikmund a Hanzelka s Tatrou kolem světa. Brno, 2016

Интервью М. Зикмунда чехословацким СМИ, радио и ТВ, 1990—2017 гг.

 

Врезка

Мирослав Зикмунд и Йиржи Ганзелка провели в странствиях девять с половиной лет, побывали в 114 странах, проехали более 111 000 км, сделали свыше 10 000 фотографий, отсняли 5000 км киноматериалов: четыре полнометражных и около 150 документальных фильмов. Ими написано более 20 книг, переведенных на многие языки мира.

 

Благодаря любезной помощи Антонина Баяйи (Antonín Bajaja), известного писателя и журналиста, обладателя престижных литературных наград, лауреата Государственной премии Чешской Республики в области литературы (2010), «Русскому слову» удалось взять небольшое интервью у юбиляра.

 

Для очень многих людей вы были и остаетесь авторитетом и примером для подражания. Встречали ли вы сами на своем жизненном пути тех, кто стал вашей путеводной звездой?

— В профессиональном плане это, разумеется, были классические репортеры. Каждый из них был достоин подражания, но каждый по-своему. От них мы, Йиржи Ганзелка и я, многому научились. Для меня лучшим примером был американский публицист, журналист и писатель Джон Гюнтер, автор популярной серии книг «Внутри…» («Inside…»). Будучи студентом, я зачитывался его книгами, буквально проглотил «Внутри Европы», «Внутри Америки». Из них я, например, многое узнал о Сталине, о том, что он не был глубоко образованным человеком: начав изучать теологию, бросил это дело, практически дезертировал. Гюнтер описал его столь красочно, что мы с Йиркой уже в конце 1930-х гг. знали, что это было за чудовище, на совести которого потом оказались миллионы человеческих жизней. Что касается приобретения знаний о конкретной стране, то этот автор умел собирать вокруг себя отличных сотрудников и придерживался принципа: когда вы в пути, поступайте так, чтобы не чувствовать себя водителем, который одной ногой жмет на тормоз, а другой на газ.

Могли бы вы выбрать три самых значимых, поворотных события в вашей жизни?

— Непросто это сделать. Для меня такие события или вехи всегда были связаны с людьми. Каждый день в жизни мы встречаем кого-то интересного или даже выдающегося. Среди тех личностей, которые особенно запали мне в память, я бы прежде всего назвал сэра Эдмунда Персиваля Хиллари, первого покорителя Эвереста. Он был невероятно скромным человеком. Как вы знаете, он родился в Новой Зеландии, в Окленде, то есть в ее северной, равнинной части, но, побывав на южном острове еще шестнадцатилетним мальчиком, узнал, что такое настоящие горы. Они-то и стали для него первым испытанием. Я говорю о том самом Хиллари, который позже с непроверенным снаряжением, с минимальным опытом, с одним проводником шерпом Тенцингом отправился в неизвестность… Когда я брал у него интервью в Катманду, этот человек произвел на меня неизгладимое впечатление тем, что смог подняться над тайнами бытия, над мировой славой. Он рассказывал обо всем очень просто, как будто и не было проблем. Многие спортсмены часто превозносят свои достижения и преувеличивают свои успехи, но ему это не было свойственно, он свои скорее принижал. Наблюдавший за нашей беседой коллега Хиллари и руководитель экспедиции Джон Хант сказал тогда: «Эдди, все было гораздо сложнее! А ты рассказываешь так, как будто это была прогулка по розарию».

Второй такой вехой была встреча с женщиной, с Сиримаво Бандаранаике, премьер-министром Цейлона. В то время Цейлон, ныне Шри-Ланка, был британской колонией. Эта высокопоставленная дама, лишь немногим старше нас годами, приняла нас в своей резиденции и вела себя как заботливая мать. Она немедленно распорядилась об угощении — и нам принесли настоящий цейлонский чай, и даже познакомила нас со своими детьми.

А третьим был Адольф Бранальд. Я познакомился с ним в 1952 году в Злине. Он, тогда уже известный писатель, пришел в бывший Общественный дом, переименованный в гостиницу «Москва», где мы с Йиркой Ганзелкой жили, специально, чтобы встретиться с нами и попросить, чтобы мы замолвили слово за Эдуарда Валенту — тот написал роман «Иди за зеленым светом» («Jdi za zeleným světlem»), противоречивший идеологии того времени, и впал в немилость. Нас это потрясло. Мы, новички, у которых не вышло еще ни одной книги (над «Африкой грез и действительности» мы как раз работали), должны защитить такую литературную глыбу, как Валента? В нашей памяти и в сердцах это осталось доказательством несправедливости коммунистического режима в отношении культуры чешского народа. А с паном Валентой, который был на полпоколения старше нас, мы дружили, он даже разрешал обращаться к нему на «ты».

Ну и чтобы не быть слишком серьезным, к этим вехам я добавлю еще одно «событие». В отеле в Катманду, где я брал интервью у Хиллари, обитала очаровательная панда. «Вы можете ее погладить», — предложил владелец. Но едва я посадил зверька себе на колени, как сразу почувствовал, что промок. Эта панда меня описала!

Что из вашего опыта кажется вам самым ценным, самым важным?

— Как я уже говорил выше: несомненно, это встречи с людьми. Да, пейзажи часто были такими потрясающим, что я не уставал ими любоваться. Но теперь есть возможность рассматривать их с любой точки на множестве телевизионных каналов или в интернете. Выбор огромен. Или вы можете поехать в любую страну, чтобы увидеть природу, ледники, пустыни… Но нас с Йиркой Ганзелкой всегда интересовали судьбы людей.

Если бы у вас сегодня появилась возможность путешествовать, то куда бы вы отправились, на каком транспорте и с каким снаряжением?

— Это определенно был бы Китай. Огромная страна, которую мы так и не узнали, потому что в то время, когда мы к ней приблизились, произошла так называемая «политическая размолвка» между Пекином и Советским Союзом, а затем, конечно же, и Чехословакией. Мы объехали Китай со всех сторон, но внутрь они нас не пустили. Может быть, нам повезло: попади мы туда, вероятно, застряли бы на бездорожье. Но зато познали бы Китай, которого уже нет: без автострад, небоскребов, современных технологий, космических ракет и т. д.

Туристическое снаряжение? Оно определенно было бы минимальным и экономичным, простым в использовании. И его качество меня не слишком бы волновало. Что касается транспорта, я бы выбрал самолет. Я давно положил свое водительское удостоверение в архив, да и вряд ли я смог бы куда-нибудь поехать на машине. Расстояния огромные, и сидеть за рулем мне бы уже не доставило никакого удовольствия.

Злин, 3 января 2019 года

Кредо — что это такое

Обновлено 20 января 2021
  1. Что это такое и откуда взялось
  2. Жизненное кредо
  3. Кредо как девиз
  4. При трудоустройстве
  5. В профессиональной среде
  6. Бизнес-кредо
  7. Как еще используют это слово
  8. Краткое резюме

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Слово «кредо» звучит авторитетно, элегантно, с легким налетом таинственности. Оно стало модной фишкой и прочно вошло в лексикон.

Его активно используют люди искусства, бизнесмены, политики, педагоги, журналисты. Не помешает узнать побольше о кредо — что это такое на самом деле, прежде чем употреблять его при всяком удобном и неудобном случае.

Понятие «кредо»: что такое и откуда взялось

Сredo по-латыни означает «верую» и является одним из основных понятий католической церкви: здесь оно трактуется как Символ веры. До того, как это слово вошло в повседневный обиход, его использовали для обозначения песнопения во время католической мессы, начинаемой словами «Credo in unum Deum» — «Верую во единого Бога».

Латинское «сredo» звучало и во время лютеранского богослужения, совершаемого на немецком языке.

Перекочевав в русский язык, понятие «кредо» обрело иной смысл. В современной трактовке речь идет об основах мировоззрения человека, его базовых убеждениях.

Кредо – это внутренняя позиция, человека, его базовые убеждения, определяющие поведение и влияющие на реализацию себя как личности в социуме.

По правилам русского языка слово «кредо» не склоняется, поэтому расхожее выражение «Мое несгибаемое кредо» можно считать обоснованным. Его смысл уточняют и дополняют синонимы (что это?), широко представленные в словаре «великого и могучего»:

  1. миропонимание;
  2. убеждение;
  3. воззрения;
  4. правила;
  5. взгляды на жизнь;
  6. принципы;
  7. миросозерцание.

Образно говоря, кредо – это своеобразный фундамент, на котором кирпичик за кирпичиком выстраивается «здание» жизни.

Жизненное кредо: красивая формулировка или необходимость

В обществе действуют законы, которым подчиняются все люди: без этого жизнь превратилась бы в хаос. Внутренние законы не менее важны: ими человек руководствуется, укладывая «кирпичики» своей жизни в здание.

Ежедневная рутина далека от сказки, практически всегда она наполнена однообразными хлопотами и заботами. Крутясь подобно знаменитой белке – обитательнице колеса, немудрено забыть о мечтах, стремлениях, да и ценности, когда-то бывшие важными, со временем могут поблекнуть.

Поток хаотичных мыслей и поступков затягивает наподобие водоворота, в котором можно и утонуть, поэтому маячок в виде жизненного кредо просто необходим.

  1. Обозначив свое личное кредо, человек определит для себя направление, в котором станет двигаться независимо от сложившейся ситуации. Этим он избавит себя от ситуаций, связанных с долгим мучительным выбором (будь то покупка сумочки или внутренние колебания при представившейся возможности сделать карьеру, «подставив» коллегу).
  2. Личное кредо – источник жизненной силы. В нужный момент оно воодушевит, создаст нужную мотивацию. Не хочется утром на пробежку? Самое время вспомнить сформулированную ранее установку: трудный поединок — это борьба с собственной ленью. И надевать кроссовки!

Есть мнение, что можно придумать себе жизненное кредо. На самом деле эта базовая установка не берется извне, а формируется под воздействием разных факторов:

  1. Генетические аспекты (что это такое?), изначально заложенные в человеке (особенности темперамента, реакция на раздражители, т.д.).
  2. Социальные факторы (нормы поведения, принятые в обществе, запреты, ограничения).
  3. Окружение, особенно сильно влияющее на внушаемых личностей.

Человек формирует жизненное кредо под воздействием многих факторов, не всегда осознавая это влияние.

Кредо как девиз

Под определение «кредо» попадает девиз, кратко отражающий суть личной позиции человека. Лаконичные и выразительные высказывания как выражение жизненных принципов перешли к нам по наследству от средневековых рыцарей, которые часто участвовали в турнирах, пользуясь только девизами и не упоминая имен.

В качестве девиза-кредо может выступать цитата известного человека, пословица, высказывание любимого литературного персонажа, рекламный слоган.

Вот примеры девизов известных личностей, отражающих их кредо:

  1. «Не люби никого, и ты будешь нравиться всем. Посылай к черту весь мир, и тобой будут восхищаться» (Барбара Стрейзанд).
  2. «Талант это то, что ты сделала не смотря ни на что» (Людмила Гурченко).
  3. «Самое важное — навести порядок в душе: не жаловаться, не обвинять, не оправдывать» (Бернард Шоу).
  4. «Я иду медленно, но зато никогда не двигаюсь назад» (Авраам Линкольн).